МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ «МИРОТВОРЕЦ»
тел.: +7 (495) 978-71-06
Управление проектами
Part 1x1
Сопровождение проектов
Part 1x2
Управление рисками
Part 1x3
Управление кризисными ситуациями
Part 1x4
Информационная безопасность
Part 2x1
Аудит, аналитика, консультации
Part 2x2
Охрана
Part 2x3
Конфликтные переговоры, медиация
Part 2x4
Логистика
Part 3x1
Техническая поддержка
Part 3x2
Обучение
Part 3x3
Гуманитарные и культурные проекты
Part 3x4
Миротворец


Атомный карнавал

 

Строительство АПЛ поможет Бразилии поднять экономику

Атомный карнавал

 

В рамках пересмотренной около пяти лет назад стратегии национальной обороны Бразилия намерена в 2023 году принять на вооружение свою первую атомную подводную лодку SN-BR. Предварительные шаги на пути к этой цели уже сделаны: в стране открылся завод по производству гексафторида урана, началось проектирование атомной энергетической установки, открылась судостроительная верфь и ведется подготовка операторов ядерных реакторов. Строительство атомной подлодки, столь желанное для властей Бразилии, обязательным для безопасности страны не является, но сулит большую экономическую выгоду. Фактически Бразилиа может попытаться в морском деле повторить успех авиастроительной компании Embraer.

Подводный атом

В декабре 2008 года правительство Бразилии представило обновленную версию стратегии национальной безопасности, в соответствии с которой производится формирование, содержание, подготовка и перевооружение войск. В новом документе особое внимание уделялось необходимости обеспечить безопасность прибрежных месторождений полезных ископаемых. Главная роль в этом отводилась именно подводным лодкам. В подтверждение этому тезису бразильские власти приводили пример британской атомной подводной лодки «Конкерор» типа «Черчилль», в течение нескольких дней не дававшей аргентинскому флоту покинуть порт во время Фолклендской войны 1982 года.

Основным преимуществом подводного флота является возможность вести скрытное патрулирование заданного района на протяжении длительного времени. При этом использование атомной энергетической установки на корабле ограничивает автономность его патрулирования фактически лишь возможностями экипажа. Следует также учитывать, что Бразилия обладает морской границей протяженностью 8,5 тысячи километров. В настоящее время с задачами патрулирования прибрежной зоны в составе ВМС Бразилии справляются пять дизель-электрических подводных лодок типов «Тупи» и «Тикуна», построенные по немецким проектам Type 209/1400 и Type 209/1500PN.

Острой необходимости в строительстве собственной многоцелевой атомной подводной лодки, проект которой получил название SN-BR, Бразилия не испытывает, и это было отмечено при обнародовании стратегии национальной безопасности. В документе оговаривалось, что у Бразилии нет врагов в регионе и в обозримом будущем они не появятся, что, как заявили тогда в правительстве, осложняет поиск рациональных причин для поддержания высокого уровня расходов на оборону и модернизацию вооруженных сил. Отсутствие явной угрозы оставило в подвешенном состоянии и вопрос о необходимости создания именно атомной подлодки. Тем не менее, несмотря на отсутствие военных причин для реализации проекта, политическое и экономическое обоснование у него есть. Но об этом чуть позже.

Почти пять лет назад правительство и министерство обороны Бразилии разработали поэтапный план создания национальной атомной подводной лодки, предусматривающий достижение поставленной задачи в три шага. Первый предусматривал отказ от сложной цепочки обогащения урана для атомных электростанций (их в стране сейчас три, но к 2025 году реакторов станет десять). В этой цепочке Бразилия на предприятиях в Арамаре и Резенди производит «желтый кек» (концентрат природного урана), а затем отправляет его в Канаду для переработки в гексафторид урана (необходим в процессе обогащения), после чего полученное вещество отправляется уже в Европу для финального обогащения и производства топливных элементов.

Атомный карнавал

Отчасти этот этап уже пройден. В Бразилии планируется построить четыре предприятия по производству гексафторида урана, одно из которых уже начало работать в 2012 году. В 2008 году командующий ВМС Бразилии адмирал Хулио Суарес де Мура Нето заявил, что страна сможет перейти на полный цикл обогащения урана уже в 2010 году, но эти планы были несколько сдвинуты. В любом случае полный цикл обогащения урана и производства топливных элементов для ядерных реакторов будет доступен Бразилии в ближайшие пять-шесть лет. В рамках этого же этапа Национальная атомная комиссия Бразилии с 2011 года проводит подготовку операторов морских атомных энергетических установок.

Второй этап реализации программы подразумевает разработку компактного, приспособленного к эксплуатации на корабле водо-водяного реактора проекта Aramar. Подготовка к этой работе оценивалась в 525 миллионов долларов и включала в себя создание нескольких научно-исследовательских центров. Согласно действующему графику, создание морского варианта атомной энергетической установки должно завершиться в 2016 году. По неподтвержденным данным, Россия предлагала продать Бразилии атомную подлодку, однако контракт подписан не был, поскольку российская сторона отказалась от передачи технологий строительства подводных атомоходов и некоторых элементов силовой установки.

Наконец, третий этап предусматривает непосредственно строительство атомной подлодки SN-BR. В 2008 году Бразилия и Франция подписали соглашение о сотрудничестве в области строительства подлодок, а в 2009 году бразильская компания Odebrecht и французская DCNS заключили контракт на строительство четырех дизель-электрических подводных лодок типа «Скорпен», судостроительной верфи UFEM в Итагуаи в штате Рио-де-Жанейро, а также совместное проектирование неатомных элементов перспективной атомной подлодки. Весь проект в целом, получивший название ProSub, оценивается правительством в 7,8 миллиарда реалов (3,8 миллиарда долларов), однако реально его стоимость может достичь восьми-девяти миллиардов долларов.

Судостроительное предприятие в Итагуаи, которое и будет заниматься строительством четырех подлодок типа «Скорпен», а затем и атомной подводной лодки, открылось 1 марта 2013 года. Общая площадь предприятия составляет 55 тысяч квадратных километров. В распоряжении UFEM ─ портальный кран грузоподъемностью 150 тонн, высокопроизводительные прессы для формовки стальных конструкций, цех для сборки корпусных секций, а также два сухих дока для проведения технического обслуживания подводных лодок на всем протяжении их жизненного цикла, проведения промежуточного и капитального ремонтов.

Техпараметры

Работы по созданию новой подлодки в Бразилии начались в июле 2012 года. Ожидается, что на разработку проекта потребуется около трех лет. Согласно действующему графику, строительство новой подлодки начнется в 2016 году, а в состав бразильского флота она будет включена в 2023 году. Непосредственно стоимость строительства корабля оценивается в 2,6 миллиарда долларов, из которых 1,6 миллиарда будут потрачены на сборку атомного реактора. Участие французской компании DCNS в этом проекте ограничивается помощью в сборке корпуса подлодки и оборудовании неатомных отсеков корабля.

Изначально Бразилия планировала создать собственную атомную подводную лодку на базе немецкого проекта Type 209/1400, поскольку технические особенности таких кораблей бразильской промышленности знакомы ─ по договору купли-продажи с Германией субмарины этого проекта были построены на территории латиноамериканской страны. Позднее бразильское правительство от этих планов отказалось, поскольку доступные стране технологии пока не позволяют создать реактор, достаточно компактный, чтобы его можно было разместить внутри подлодки с небольшим водоизмещением. Кроме того, пришлось бы вносить значительные изменения в конструкцию Type 209/1400, которые учитывали бы наличие на борту ядерной силовой установки.

Атомный карнавал

По какому именно проекту будет теперь строиться бразильская подводная лодка, пока неизвестно. По предварительной информации, ее подводное водоизмещение составит шесть тысяч тонн. Для сравнения, подводное водоизмещение подлодок типа «Скорпен» составляет 1,6-1,8 тысячи тонн и две тысячи тонн у бразильской версии. К слову, подлодки «Скорпен» для Бразилии будут на пять метров длиннее и получат доработанные воздухонезависимые силовые установки. По своим параметрам перспективная бразильская атомная подлодка будет скорее сопоставима с перспективными французскими кораблями проекта «Барракуда», индийским «Арихант» и имеющимися в составе ВМС США «Лос-Анджелесами».

На бразильскую подлодку будут установлены французские системы боевого управления SUBTICS и сонары S-CUBE производства Thales. Французская же компания Sagem поставит для корабля системы инерциальной навигации, электронно-оптический перископ и навигационные радары. Наконец, компания MBDA поставит противокорабельные ракеты SM39 Exoset Block II и торпеды. Окончательный набор вооружения подлодки пока не определен. Сперва для работы реактора перспективной атомной подлодки будет использоваться уран, обогащенный до пяти процентов, а затем установку переведут на уран со степенью обогащения в 20 процентов.

С учетом всех реализуемых в настоящее время в Бразилии программ, включая проект модернизации подлодок типа «Тупи» американской компанией Lockheed Martin, в 2023-2025 годах подводный флот страны будет включать в себя десять кораблей: четыре ─ проекта Type 209/1400, один ─ Type 209/1500PN, четыре ─ «Скорпен» и один ─ SN-BR. Пока министерство обороны Бразилии объявило о намерении закупить только одну атомную подводную лодку; о возможности расширения контракта ничего неизвестно. Такой минималистичный заказ в отношении корабля дорогостоящего проекта, потребовавшего реализации множества параллельных связанных программ, выглядит довольно странно: для обеспечения масштабного патрулирования береговой линии, раз уж об этом было заявлено в стратегии, проще и дешевле было бы приобрести дизель-электрические подлодки, благо выбор такого класса кораблей на мировом рынке велик.

Не для войны, но для дела

Военное обоснование необходимости строительства и принятия на вооружение атомной подводной лодки в 2008 году дал ныне покойный Жозе Аленкар Гомис да Силва, занимавший тогда пост вице-президента Бразилии. По его словам, подводный флот страны способен обеспечить адекватное патрулирование только четырех миллионов квадратных километров, а атомные подлодки позволят значительно расширить эту зону, «защитить месторождения на континентальном шельфе и предотвратить любое проявление агрессии в бразильских территориальных водах».

При этом Аленкар заявил, что решение вооружиться атомной подлодкой никак не связано с воссозданием американского Четвертого флота ВМС (существовал в 1943-1950 годах; против его восстановления выступали правительства Аргентины, Бразилии и Венесуэлы), к зоне ответственности которого относятся Карибский бассейн, а также Центральная и Южная Америки. Других отдельных объяснений необходимости построить подводный атомоход Бразилия не давала. В итоге так и осталось непонятным, зачем бразильскому флоту понадобился корабль, возможности которого однозначно являются чрезмерными для заявленного круга задач. Особенно если учесть, что Бразилия никогда не провозглашала намерения расширить свое военное присутствие в мировом океане.

Впрочем, для столь дорогостоящего проекта есть объяснение: развитие технологий и военный экспорт. По сути, на базе предприятия Odebrecht, с бразильской стороны участвующего в программе ProSub, правительство Бразилии намерено реализовать морской вариант успешной модели развития авиастроительной компании Embraer. Вкратце: этой компании удалось совершить скачок в разработке продукции военного назначения, выйти на мировой рынок вооружений и закрепиться там, а также адаптировать ряд военных технологий к гражданскому сектору.

Атомный карнавал

Во многом благодаря Embraer Бразилия сегодня, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), занимает 27-е место среди крупнейших военных экспортеров. Объем бразильского оборонного экспорта, по оценке шведов, в 2011 году составил 27 миллионов долларов в ценах 1990 года (46,5 миллиона долларов в ценах 2011 года), причем почти вся эта сумма пришлась на самолеты. По данным же правительства Бразилии, в 2011 году страна поставила за рубеж вооружений и военной техники на общую сумму в 308,6 миллиона долларов, что существенно больше шведской оценки. При этом общий объем бразильского гражданского и военного экспорта достиг 256 миллиардов долларов.

Разработка морского варианта атомной силовой установки вполне вписывается в обещание бразильского правительства, данное в начале 2000-х годов, активно развивать экспорт морской и авиационной техники гражданского и военного назначения. По сути, атомному реактору все равно, на какой класс корабля он будет устанавливаться, однако для бразильской экономики важно иметь пару козырных тузов в рукаве, чтобы завоевать себе чуть больше места в мировой торговле. Правда, если в гражданском судостроении у Бразилии с ее возможными атомоходами еще есть шансы, то на рынке атомных подводных лодок все будет гораздо сложнее, и тут уже недостаточно будет предложить потенциальным покупателям просто корабль с ядерной установкой. Понадобятся комплексы вооружения, системы управления ─ хоть что-то уникальное (или дешевое, но надежное), что позволит завоевать место на рынке.

Не говоря о том, что по завершении проекта в распоряжении Бразилии окажутся подготовленные специалисты по атомным силовым установкам и подводным кораблям с такими движителями, учтем еще один очень важный экономический аспект. Речь идет об общем промышленном подъеме (разработка реактора затрагивает множество смежных областей; в проекте ProSub участвуют еще 30 бразильских гражданских предприятий, получивших разные уровни допуска к технологиям) и в конечном итоге удешевлении атомной энергии за счет перехода страны на самостоятельное обогащение урана и удовлетворение нужд своей атомной энергетики. Словом, всего одна подлодка, зато сколько пользы.

 

 



МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ «МИРОТВОРЕЦ»     Copyright © 2010-2013             e-mail: task@peacemaker.ru