МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ «МИРОТВОРЕЦ»
тел.: +7 (495) 978-71-06
Управление проектами
Part 1x1
Сопровождение проектов
Part 1x2
Управление рисками
Part 1x3
Управление кризисными ситуациями
Part 1x4
Информационная безопасность
Part 2x1
Аудит, аналитика, консультации
Part 2x2
Охрана
Part 2x3
Конфликтные переговоры, медиация
Part 2x4
Логистика
Part 3x1
Техническая поддержка
Part 3x2
Обучение
Part 3x3
Гуманитарные и культурные проекты
Part 3x4
Миротворец


Для действий в любом регионе мира

Для действий в любом регионе мира

В Минобороны уже создано командование силами специальных операций, заявил в среду начальник Генштаба Валерий Герасимов. Неофициальные источники утверждают, что в эти подразделения уже негласно рекрутируются офицеры. По мнению экспертов, эти силы должны представлять собой мини-армию, способную автономно вести боевые действия с применением авиации и артиллерии в любом регионе мира.

Начальник Генштаба генерал армии Валерий Герасимов заявил в среду, что Минобороны России приступило к созданию сил специальных операций.

«Изучив практику формирования, подготовки и применения сил специальных операций ведущих государств мира, руководство Минобороны также приступило к их созданию», – сказал он, выступая перед военными атташе иностранных государств в Москве.

По его словам, опыт войн и военных конфликтов XXI века показывает возрастающую роль подобных сил.

«Создано соответствующее командование, которое занимается плановой работой и выполняет мероприятия плана подготовки Вооруженных сил», – отметил глава Генштаба, передает РИА «Новости».

Уже разработан комплект руководящих документов, определяющих направления развития, способы подготовки и применения этих сил, заключил он.

Кроме того, сообщил НГШ, в российской армии могут быть сформированы подразделения для участия в разрешении конфликтов за пределами России в рамках ООН.

«Что касается участия в рамках ООН, то здесь мы руководствуемся системой резервных соглашений. Ими предусмотрено, что Российская Федерация будет готова предоставить авиационную группу, госпиталь и инженерную роту», – сказал Герасимов на встрече с военными атташе иностранных государств в Москве.

Он уточнил, что такие подразделения по мере необходимости будут сформированы и направлены в район конфликта в соответствии с нормами российского законодательства.

«Миротворческая деятельность является одной из важных задач Минобороны. Создание 15 отдельной мотострелковой бригады в Самаре, на которую возлагаются миротворческие функции - прямое тому подтверждение», – добавил начальник Генштаба, уточнив, что основная направленность бригады - участие в составе миротворческих подразделений в рамках ОДКБ.

Зампредседателя Центрального Совета «Союза десантников России» Анатолий Буй в интервью газете ВЗГЛЯД высказал уверенность, что создание командования силами спецопераций связано с желанием чиновников «освоить бюджет». Он убежден, что подразделения и части спецназначения, которые уже есть в составе Вооруженных сил, способны выполнять любые задачи во всех регионах мира. Сейчас в российской армии есть несколько бригад спецназа ГРУ, а также отдельный разведывательный полк ВДВ.

С десантником, однако, не согласен вице-президент международной ассоциации подразделений «Альфа» Алексей Филатов, который отмечает, что существующий ныне армейский спецназ предназначен для выполнения узко-специальных, преимущественно, разведывательных задач, в то время как речь должна идти о полноценных войсковых операциях в локальных войнах.#{weapon}

«Наверное, все-таки пришло понимание, что доктрина должна в корне поменяться, – сказал он газете ВЗГЛЯД. – Мы должны внимательно смотреть на вооруженные конфликты, которые происходят в мире. Это и Ирак, и Афганистан, и Мали, и наш опыт 2008 года. Мы должны понимать, что наши Вооруженные сил в нынешней структуре и с нынешней комплектацией личным составом, может, подходят, чтобы в случае больших военных действий позволить мобилизовать все население, хотя я, откровенно сказать, не вижу перспективы такой войны. Мне кажется, таких войн не будет, и если будут какие-то конфликты, то они будут иметь локальный характер, с привлечением небольшого количества личного состава и вооружения.

Это должны быть хорошо подготовленные силы, можно назвать это спецназом, как угодно. Это должны быть не Сухопутные войска, это и не десантура, это мощный кулак, который может действовать не только на территории России, но и за рубежом, с привлечением авиации и артиллерии, технически оснащенные, хорошо вооруженные, с хорошей связью подразделения. Центр спецназначения ФСБ давно уже воюет подобным образом. Все операции антитеррористического характера проходят с поддержкой авиации и артиллерии. Наверное, на таких театрах военных действий, как в Афганистане или в Южной Осетии, структура, наверное, должна быть немного другая, но подготовка личного состава, взаимодействие – надо брать что-то из имеющегося опыта».

По данным Филатова, комплектация такой структуры давно началась в Минобороны.  «Она проходила не так официально, но личный состав уже стали подбирать, и я знаю, что некоторые офицеры, которые проходили службу в нашем подразделении, рекрутированы в Министерство обороны для создания такого подразделения. Думаю, что это реальный ответ времени, и понимание, что если будут какие-то реальные боевые действия, понадобится совершенно не та армия, к которой мы привыкли», – сказал он.

«После разведки нужно вести боевые действия. Но спецназ ГРУ не в состоянии вести боевые действия, – отметил Филатов. – Он может уничтожить какой-то объект, взять языка и т.д. А здесь нужно вести боевые действия с противником численностью, предположим, 500 человек.  Современные конфликты – это не армия на армию, фронт на фронт, как раньше. Но это и не антитеррористическая операция, где мы имеем противника численностью 20-40 человек, и поэтому отрядом в 100 человек с тяжелой бронетехникой и двумя вертолетами можем решить задачу. Здесь же могут потребоваться точечные артиллерийские удары, истребительная авиация. И это задача не внутренних войск, не спецназа ГРУ, который занимается разведкой, не ФСБ, которая занимается борьбой с терроризмом, а именно Министерства обороны.

Главная проблема – просмотреть вопрос взаимодействия с другими родами войск. У нас нет этого опыта. К примеру, для операции может понадобиться задействовать 300 человек спецназа, танковую роту и пять истребителей».

«В моем понимании это должна быть такая мини-армия, которая в своем арсенале имеет все средства подавления, воздействия, огневого контакта, начиная от коротких стволов и заканчивая тяжелым оружием, танками. В горах Дагестана в начале Второй чеченской нам пришлось контактировать с армейской артиллерией. У нас не было такого опыта – мы боремся с терроризмом, у нас нет артиллеристов, мы слабо себе представляем, что это такое. А этому спецназу Минобороны придется изучать взаимодействие и с авиацией, и с артиллерием. Это должен быть мощный кулак с достаточным набором сил и средств», – заключил он.

http://www.vz.ru/society/2013/3/6/623330.html



МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ «МИРОТВОРЕЦ»     Copyright © 2010-2013             e-mail: task@peacemaker.ru